Заметки о документальном кино. Часть 1

В 60-е годы произошел серьезный поворот от информационности, простой событийности в фильме к психологии, к раскрытию внутреннего мира героев, познанию индивидуальных мотивов деятельности. Вместе с этими новыми интересами появились и новые возможности для проявления режиссерской мысли. Интерес к нестандартным проявлениям героя потребовал нестандартной режиссуры. Документальное кино в своих поисках было в авангарде прогресса. Вместе со знаменитой «Катюшей» Виктора Лисаковича, даже чуть раньше, выходят на экраны оригинальные спортивные фильмы «Гимнаст» Тимура Золоева и «Натали» Владимира Савельева. Во весь рост встала проблема взаимосвязей, взаимопроявлений режиссера и героя фильма.

Конечно, спорту, как никакому другому роду деятельности, свойственна яркая событийность, но событие может быть интересным не только само по себе, но и как поле деятельности человека и тогда оно приобретает дополнительное и, возможно, самое важное свое значение. Так и случилось с «Гимнастом». Фильм построен на событии — борьбе советских и японских гимнастов на крупном соревновании и начинается с самой драматической точки — предстоит последнее выступление нашего Сергея Диомидова. Японцы лидируют. Для победы Диомидову надо выступить не просто хорошо, необходимо превзойти самого себя, показать такой стиль, добиться таких баллов, каких он, может быть, не получал еще никогда. Это был решающий психологический момент состязаний. Состояние спортсмена в эти минуты — вот что определяло акцент фильма, конкретность монтажа, длину и крупность планов. Дав такой запев, режиссер получил право на возврат в прошлое, на исследование всей деятельности спортсмена, оценка которой давалась сейчас, в эти решающие секунды. Какой же глубокий смысл приобрело в этой ситуации событие! Оно перестало быть суммой движений, оно стало притчей о жизни, спором двух вечных начал в человеке — того, что определяет предел возможностей, и того, что толкает за эти пределы. Так событийный, казалось бы, фильм стал фильмом о внутренних мотивах деятельности, фильмом о большой личности в спорте. Этот подход обладает большой силой воздействия, несет ту эмоциональную правду, которая в искусстве всегда выше правды логической.

Необычно труден подобный путь. Особенности характера героя, условия съемки — все это часто ставит бесчисленные преграды. К тому же, даже при большой удаче мы не можем, что называется, влезть в душу героя. Наш удел — психологический штрих, деталь, не более того. Стоит ли трудиться ради этого? Двух ответов быть не может — стоит!

Во-первых, потому, что даже фрагменты подлинных эмоций в документальном фильме — это уже ценнейший материал для постижения героя, приближения его мира к миру зрителей. И материал этот никакими игровыми средствами не получишь.

Во-вторых, потому, что в нестандартном фильме о человеке подход к созданию образа всегда оригинален, предполагает применение новых средств. Значит, прогрессирует режиссура, драматургия.

В-третьих, такой фильм дает больше возможностей для авторского откровения, самораскрытия создателей картины, содержит психологические тонкости, заставляет найти к себе не поверхностный, индивидуальный подход.

* * *

Никто не станет отрицать, что индивидуальность создателя фильма  должна непременно проявляться в фильме или в серии фильмов. Нет этого, нет и своеобразия фильма, нет его второго плана, того завуалированного диалога со зрителями, который составляет своеобразие и глубину всякого произведения искусства. Вопрос о художнической индивидуальности — это вопрос об искусстве. Отсутствие индивидуальности иногда подменяется ловкостью, изобретательством, профессионализмом. Но не нарушает ли авторская индивидуальность достоверность рассказа о человеке, не искажает ли облик героя? Может и нарушать, и искажать. Здесь все дело в степени владения материалом, в знании героя, в таком проникновении в мир его эмоций, которое делает создание фильма творческой необходимостью. Конечно, искажение достоверности может быть сознательным. Иногда имеет место простая подтасовка фактов. Иногда, получив в результате съемок достоверный материал, создатель фильма не идет дальше, стремясь сохранить все достоинства съемки и ограничиться этим. Побуждение благородное, но глубоко ошибочное. Такой подход к материалу, по существу, отрицает авторство, сводит процесс создания фильма к проблеме узко профессиональной. Поиск только самоигрального материала говорит либо о том, что автору нечего рассказать зрителю, либо о недостаточной способности создателя произведения.

Отсутствие авторской индивидуальности приводит к использованию одних и тех же приемов. А ведь предстоит выявить нестандартные, глубоко индивидуальные мотивы поступков и мыслей, с помощью композиции фильма, комментария, звука рассказать об отношении к этим поступкам и мыслям, эмоциональном восприятии героя. Индивидуальность героя не поддается раскрытию, если подлинной индивидуальностью не обладает создатель фильма.

                                                                                                В.Ф.Коновалов

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

* Copy This Password *

* Type Or Paste Password Here *

6 229 Spam Comments Blocked so far by Spam Free Wordpress

You may use these HTML tags and attributes: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>


Thanx: