Владимир Федорович Коновалов

Владимир Федорович Коновалов                                                  Мы хотим познакомить вас с удивительным человеком – Владимиром Федоровичем Коноваловым! Сценарист и режиссер документальных фильмов о спорте, на протяжении всей карьеры снял более 100 документальных фильмов (за что внесен в Книгу Рекордов Гиннеса), киноочерков, спецвыпусков, в большинстве, в качестве автора. Его произведения награждены различными призами, в том числе главными, более 60 раз. В 1990 году он возглавил киновидеостудию «Юность». Является вице-президентом Гильдии кинорежиссеров России, академиком Всероссийской Академии кинематографических искусств и наук, Академии кинематографических искусств «Ника», Академии безопасности, обороны, и правопорядка.

В 1993 году удостоен звания «Заслуженный деятель искусств РСФСР».

В 1985 году за цикл фильмов о российской деревне награжден Государственной премией РСФСР им. Братьев Васильевых. В качестве автора сотрудничал с редакциями многих центральных газет и журналов. Среди них — «Советская культура», «Советский экран», «Искусство кино», «Физкультура и спорт» и других. Выступал с материалами философской, кинематографической, спортивной тематики. Преподавал в Высших учебных заведениях. В 1980 году вышла в свет его книга «Моя любовь — спортивный фильм». Является одним из создателей Всероссийского кинофестиваля «Окно в Европу» в г. Выборг, международного кинофестиваля «Олимпийский экран», устава Международной Федерации спортивного кино и телевидения.

В 2008 году награжден Орденом Почета и Орденом Ломоносова. За выдающийся вклад в развитие спортивного кино и олимпийского движения трижды награжден специальными дипломами и благодарностью Президента Международного Олимпийского комитета г-на Жака Роге.

Увлекается живописью, философией, изучил 14 древних индоевропейских языков. Кроме этого, пишет стихи и рассказы.

Предлагаем вашему вниманию рассказ, написанный Владимиром Федоровичем.

Когда возвращается ветеран.

В один из сырых, холодных августовских дней 1965 года мы приехали на базу футболистов московского «Динамо». Надо было снять последние кадры моего дипломного документального фильма «В воротах Яшин», позднее награжденного на одном из фестивалей в Италии. С окончанием фильма нас торопили все — и руководители студии, и работники Федерации футбола, и газетчики, и прокатчики, и, конечно, болельщики. Вот и приходилось снимать даже в явно не съемочную погоду. Моросило весь день. Просвета — ни малейшего. Но поле... Боже мой, что это было за поле! Назвать его просто грязным — значит, ничего не сказать. Оно походило на давно заброшенный заболоченный луг с большими черными пятнами топей. Одного этого вида было достаточно, чтобы без долгих раздумий завернуть обратно. Но ведь собралась же команда. Еще в Москве нам сказали, что будет Яшин. В последнее время его мучили травмы, старая язва давала себя знать. Он не тренировался с командой уже месяца два.

Мы поднялись на второй этаж здания базы в комнату тренера Вячеслава Соловьева. В полной темноте отыскать его удалось не сразу. «Света нет, где-то замкнуло, — этими словами встретил нас Соловьев, — а тренировка будет. Ждите в раздевалке». В темную раздевалку постепенно собирались спортсмены. Настроения выходить на поле не было ни у кого. Судите сами — после тренировки будешь грязным по уши. Значит, вечером стирка. И еще — вечером же в финальном матче на Кубок страны играют московский «Спартак» и минское «Динамо». А здесь нет даже света, чтобы увидеть игру хотя бы по телевизору. Какое уж тут желание тренироваться. Да и тренировки пользы не приносили. Команда проигрывала матч за матчем и плелась где-то за десяткой.

Мрачные парни сидели в креслах и ждали тренера. Безразлично смотрел перед собой Вшивцев, вяло рассказывал какой-то несмешной анекдот обычно остроумный Иванов, молча и рассеянно слушали его Короленков, Бобков, Мудрик. И только старательный Авруцкий беспокойно ерзал в кресле. Глухое равнодушие молодых, сильных парней к сиротливо стоящим бутсам, к мячам в туго набитой сетке, к смятым майкам с синей эмблемой клуба казалось непреодолимым.

Неожиданно в раздевалку вошел одетый в форму ветеран команды Виктор Царев, а за ним Лев Яшин в доспехах вратаря. Яшин сердито оглядел своих молодых товарищей, удивился нашему присутствию, сдержанно поздоровался и сел в кресло. Сразу замолчал Вадим Иванов, Вшивцев виновато посмотрел на вратаря и медленно поднялся. Во взгляде Авруцкого застрял какой-то вопрос. Секунду спустя он начал стаскивать ботинки. К приходу Соловьева команда была одета по всей форме.

—Сегодня пробежки, индивидуальная работа с мячом, удары по воротам.

Парни неохотно поднялись к выходу. Вдруг всех остановил голос Яшина:

—В конце предлагаю кросс.

Царев добавил:

—Километра на три, давно не бегали. Надо обязательно.

Этого не ждал даже тренер, а в глазах некоторых можно было прочитать настоящий испуг. Удар был настолько мощным, что наступившую вслед за тем тишину никто не решался нарушить. Наконец Соловьев повторил, что кросс провести действительно необходимо.

И тренировка началась. Погрузившись в болото, футболисты вяло перекатывали мячи.

Яшин занял свое место в воротах. Ему было труднее всех. Приходилось бросаться за мячом в самое месиво. И надо было видеть Льва Яшина в эти минуты! Внимательный взгляд, чуть наклоненный корпус, ноги в непрекращающемся танце. Такое я видел позднее у знаменитого Мохамеда Али, с которым познакомился на кинофестивале в Сан Венсане, где он возглавил жюри конкурса спортивных фильмов. Я не раз наблюдал за этим необычным танцем Яшина в игре, и теперь смог убедиться, что он не только помогал вратарю сбросить нервное напряжение, как казалось мне раньше. Словно тысячами струн связан Яшин с каждым квадратом поля, с каждым игроком. И напряженные струны играют ему точную, понятную мелодию, улавливая которую вратарь четко определяет самое для него нужное, самое опасное место в воротах. Яшин не только готовится к броску, он, это звучит парадоксально, готовит нападающего соперника к удару по воротам. Да, да, я не оговорился. Он словно гипнотизирует противника, успевая предугадать еще только задуманный маневр. И нападающий робеет, спешит, словно спотыкается о мяч.

Невольно вспомнились эпизоды некоторых ключевых для нашего футбола игр. В одном из матчей сборной мира против сборной Англии Яшин взял летевший к боковой стойке мяч, пробитый Смитом головой с шести метров. Попробуйте повторить такое, когда вратарь совершает свой маневр прямо в момент удара. Я уже замечал эту связь Яшина невидимыми струнами со всеми участками поля. Таков был особенный талант Яшина — невероятная концентрация и предвидение. За секунду до удара Смита вратарь почувствовал его неизбежность и уже рванулся навстречу мячу. Он просто знал, где его встречать.

А вот другой эпизод — из матча СССР — Италия на Кубок Европы. При счете 1:0 в нашу пользу лидер итальянцев Сандро Маццола готовился бить одиннадцатиметровый. Глубокая тишина воцарилась на итальянском стадионе. Нервно сосредоточены лица болельщиков. Матч должен был решить, какая из команд вылетит из розыгрыша. Внешне Маццола держался уверенно, но бросалось в глаза, что он слишком суетливо двигался до удара. Яшин слегка пританцовывал. Маццола старался не смотреть на него, но не получалось. Вот он картинно потряс правой ногой, потом левой. И вдруг стремительный разбег, слишком стремительный, даже сумбурный. Очень сильный удар. Но на неуловимую долю секунды раньше — бросок вратаря. Мяч, летевший низом слева, взят наглухо. Много позже, во время сьемок фильма «Вратарь XX века», мы показали Сандро этот эпизод в его офисе в Милане. Маццола подтвердил свою растерянность перед ударом. Он чувствовал, что соперник сильнее и просто не принял никакого решения, спасовал перед авторитетом вратаря.

Вот о чем вспоминал я, глядя, как тренируется Яшин в сырой и холодный августовский день. Тридцатишестилетний вратарь, увенчанный всеми лаврами мира, работал с энтузиазмом. Его не смущала пропитавшая одежду грязь, ледяной дождь, хлесткие удары брызг по лицу.

Энтузиазм великого спортсмена заражал остальных. И вот прибавил скорости на отрезках всегда медлительный Глотов, заулыбался Вшивцев, яростно заработали с мячом Иванов и Авруцкий. Вратарь увлек всех. А сам он, грязный и мокрый, казался и самым молодым и самым красивым в эти минуты.

Так вернулся в команду Лев Яшин. Опустившие было руки динамовцы менялись на глазах, равняясь по своему лидеру. В те дни чемпионат страны уже перевалил свой экватор. Для московских динамовцев все казалось потерянным, но команда подтянулась, выиграла несколько матчей подряд. Той осенью динамовцы снова вернули свой фирменный футбол и порадовали болельщиков.

(Из книги В.Ф.Коновалова "Дистанция любви")

 

                                                                                  


Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

* Copy This Password *

* Type Or Paste Password Here *

6 229 Spam Comments Blocked so far by Spam Free Wordpress

You may use these HTML tags and attributes: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>


Thanx: