Одесский период из жизни А.С.Пушкина

 Хотим представить вашему вниманию творчество Александры Федоровны, о которой мы рассказывали в статье «Хозяйка своей судьбы» и которую вы могли видеть и в видеостатьях «Перелом шейки бедра». Она является членом Клуба Пушкинистов и выступает  там со своими сообщениями. Здесь представлено одно из них: «Одесский период жизни А..С.Пушкина».

 «Я жил тогда в Одессе пыльной...

Там долго ясны небеса,

Там хлопотливо торг обильный

Свои подъемлет паруса;

Там все Европой дышит, веет,

Все блещет югом и пестреет

Разнообразностью живой.

Язык Италии златой

Звучит по улице веселой,

Где ходит гордый славянин,

Француз, испанец, армянин.

И грек, и молдаван тяжелый,

И сын египетской земли,

Корсар в отставке, Морали».

Какое полное описание города! Лучше не скажешь. Поэтому я хочу снова предоставить слово А.С.Пушкину.

«Я б мог сказать: в Одессе грязной,

И тут бы, право, не солгал.

В году недель пять-шесть Одесса,

По воле бурного Зевеса,

Потоплена, запружена,

Все домы на аршин завязнут,

Лишь на ходулях пешеход

По улице дерзает вброд....

...Однако в сей Одессе влажной

Еще есть недостаток важный;

Чего б вы думали? – воды».

Такова пушкинская Одесса. Пушкин в шутку летом называл ее песочницей, а зимой - чернильницей. Воду привозили в бочках из реки - Днепра. Бочка воды стоила рубль.

Поэт Туманский, живший в Одессе в одно время с Пушкиным, заметил: «В описании Одессы Пушкиным заключается грамота на бессмертие нашего города».

После надоевшего Кишинева Пушкин прибыл в Одессу в начале июня 1823 года и прожил там до 31 июля 1824 года.

Об этом периоде его жизни написано много и разными авторами. Мне больше импонирует рассказ профессора-историка всеобщей литературы Александра Ивановича Кирпичникова. Он в середине 90-х годов 19 века жил в Одессе, был преподавателем в Новороссийском университете. А с 1899 г. по 1902 г.- он декан историко-филологического факультета, а с 1903 г. - помощник ректора Московского университета. Кроме того, он состоял хранителем древностей Публичного и Румянцевского музеев. Общественная отзывчивость и огромная эрудиция делали его самым популярным профессором эпохи. Им написана обстоятельная статья «Пушкин» для «Энциклопедического словаря Брокгауза и Эффрона»

Первое время жизни в Одессе поэт чувствовал только отрадные стороны жизни: опера, рестораны, море, ласковый прием Воронцовым.  «Все это, ей - Богу, обновили мне душу» - пишет он брату. Свой празднично-поэтический образ жизни в этот период он описывал так:

Бывало, пушка зоревая

Лишь только грянет с корабля,

С крутого берега сбегая,

Уж к морю отправляюсь я.

Потом за трубкой раскаленной,

Волной соленой оживленный,

Как мусульман в своем раю,

С восточной гущей кофе пью.

Иду гулять. Уж благосклонный

Открыт Casino; чашек звон

Там раздается; на балкон

Маркёр выходит полусонный

С метлой в руках, и у крыльца

Уже сошлися два купца.

Дальше по делам спешит трудовой народ. У каждого свои заботы.

Но мы, ребята без печали,

Среди заботливых купцов,

Мы только устриц ожидали

От цареградских берегов.

Что устрицы? пришли! О радость!

Летит обжорливая младость

Глотать из раковин морских

Затворниц жирных и живых,

Слегка обрызгнутых лимоном.

Шум, споры — легкое вино

Из погребов принесено

На стол услужливым Отоном;

Часы летят, а грозный счет

Меж тем невидимо растет.

***

Но уж темнеет вечер синий,

Пора нам в оперу скорей;

Там упоительный Россини,

Европы баловень - Орфей.

Современники отмечали, что это описание очень правдиво.

Пушкин увлекается европейскими удовольствиями, больше всего театром. Внимательно присматривается ко всему окружающему, следит за ходом греческого восстания, знакомится с русскими интеллигентами и иностранцами.

На одесскую молодежь, как человек, он производил двоякое впечатление.  Для одних он был образцом байронической смелости и силы духа. А другие видели в нем «бретерство и желание осмеять, уколоть других» (Записки Н.В. Басаргина).

Но как перед поэтом, перед ним преклонялись все, ценившие поэзию. Однако, медовый месяц одесской жизни был непродолжителен. Уже в ноябре 1823 года он называет Одессу прозаической, жалуется на отсутствие русских книг.

Существовала и прозаическая реальность его жизни в Одессе, и у нее совсем другое лицо. Прежде всего, Пушкина мучило безденежье, которое в Одессе ощущалось значительно сильнее, чем в Кишиневе, где к его услугам был обед то у Инзова, то у Орлова, то у Бологовского и т. д. Жизнь здесь текла патриархальнее, соблазнов было меньше. В Кишиневе бедность напоминала о поэзии, в Одессе - об неоплаченных счетах.

Он пытается получить денег от отца, но - тщетно. В те времена считалось, поэзия - это дар Бога и деньги за это брать нельзя. Но издатели литературных произведений продавали их и пользовались выручкой. Так Греч издал пушкинского «Кавказского пленника», получил за него 15000 рублей, а Пушкину дал 2000 руб.

А Полевой за «Руслана и Людмилу» не дал автору ни копейки.

Летом 1823 года А.С.Пушкин закончил «Бахчисарайский Фонтан» и отослал его Вяземскому.

Под влиянием коммерческого духа Одессы, где честный заработок ни для кого не считался позорным, и того случайного обстоятельства, что «Бахчисарайский Фонтан», благодаря князю Вяземскому, дал поэту возможность выбраться из сети долгов, он приходит к отрадному убеждению, что литература может доставить ему материальную независимость. Вяземский в 1824 году говорил, что за стихи «Бахчисарайский Фонтан» заплачено столько, сколько ни за какие другие стихи не платили.

Через всю жизнь Пушкина проходит одно неизменное чувство - чувство собственного достоинства, оно составляет фундамент его жизненной позиции. Именно оно определяло поведение Пушкина и в кругу друзей, и перед лицом врагов, заставляло его бороться за оплату писательского труда.

В январе 1824 года Пушкин уже мечтает убежать не только из Одессы, но и из России.

Он теперь был более одинок, чем в Кишиневе. Друзей в деловой Одессе приобрести было трудно. Александр Раевский с его изломанной судьбой не доставлял ему радости. Отношения с Воронцовым все осложнялись. Дело в том, что граф Воронцов и его чиновники смотрели на Пушкина с точки зрения его пригодности к службе и не понимали его претензий на иное, высшее значение. Он озлоблялся и противопоставлял табели о рангах то демократическую гордость ума и таланта, то даже шестисотлетнее свое дворянство и мстил едкими эпиграммами.

Воронцов же продолжал смотреть на него как на мелкого чиновника. Пример тому - унизительная для поэта командировка на борьбу с саранчой. Пушкина не было в Одессе 6 дней - с 23 по 28 мая 1824 года. Возвратясь в Одессу, он написал Воронцову взбесивший последнего отчет, что саранча села, все съела и улетела. Отношения с Воронцовым стали хуже некуда, и Пушкин подает просьбу об отчислении его со службы.

Недавно стало известно, что Пушкин ни на какую саранчу не ездил, а 25-26 мая он провел в имении своего приятеля Л.Л. Добровольского, где отметил свое 25-летие, «распивая венгерское вино и читая первую главу «Евгения Онегина»».

Воронцов еще ранее писал в Петербург письма с просьбой убрать Пушкина из Одессы под благовидным предлогом - спасти его талант. Теперь же он очень настойчиво просит Нессельроде ускорить этот процесс. И в это же время московская полиция, которая регулярно следила за перепиской Александра Сергеевича, прочла его письмо Соболевскому, где он пишет, что берет уроки атеизма. Это решило его судьбу, Пушкин был отрешен от службы и сослан в Михайловское. В годы южной ссылки имя Пушкина сделалось известным всей читающей России. Он узнал, что такое успех и слава.

И если одесский год был одним из самых неприятных для поэта, зато он был одним из самых полезных для его развития. Разнообразные одесские типы расширили его миросозерцание, а деловое общество давало ему больше времени для работы, чем приятельские кружки Кишинева. И он пользовался этим, как никогда прежде.

Он доучился английскому языку - уроки английского он брал еще в Гурзуфе. С ним занималась Елена Раевская, знавшая этот язык превосходно. Но отец быстро прекратил эти занятия, сочтя уроки наедине с молодым человеком, неприличными.

Пушкин  выучил итальянский, занимался испанским. Позднее выучил польский, чтобы читать Мицкевича в подлиннике.

Пристрастился к приобретению книг и положил начало своей, впоследствии огромной библиотеке. Он читал все новости по иностранной литературе, благо все книги там были доступны. Выработал у себя не только совершенно определенные взгляды и вкусы, но даже приобрел дар предвидения будущих судеб словесности. С  этих пор он отдает предпочтение английской и даже немецкой литературе,  хотя немецкий язык ему давался трудно, перед французской, на которой был воспитан.

По русской литературе он столько прочел за это время, что являлся первым знатоком ее и задумывал ряд статей о Ломоносове, Карамзине, Дмитриеве и Жуковском.

Число лирических произведений, написанных Пушкиным  в Одессе, невелико: 30 стихотворений. Он был поглощен самообразованием и работой над двумя крупными поэмами: "Онегин" и "Цыгане". "Онегина" вначале он пишет спустя рукава, "забалтывается, захлебывается желчью", не надеясь пройти с ним цензуру, но постепенно увлекается работой и, по окончании 2-ой главы, приходит к убеждению, что это будет лучшее его произведение. В Михайловское он увозит 2,5 главы “Евгения Онегина” и “Цыган” без окончания.

                                                             Александра Федоровна

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

* Copy This Password *

* Type Or Paste Password Here *

6 229 Spam Comments Blocked so far by Spam Free Wordpress

You may use these HTML tags and attributes: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>


Thanx: